Детство Иисуса Христа — что скрывает церковь?

Детство Иисуса Христа - что скрывает церковь?

(UfoSpace) В четырёх новозаветных Евангелиях описана вся земная жизнь Иисуса Христа — от сошествия на Марию Святого духа до распятия Иисуса на кресте и последующего Воскресения. Казалось бы, составить на основе Евангелий биографию Иисуса совсем несложно. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что в неё будут включены только около месяца первого года и последние три года этой жизни. Остальные три десятка лет окутаны непроницаемым мраком…

Детство Христа в апокрифических евангелиях

Даже с рождением Иисуса не всё так гладко, как привыкли думать христиане.

Странная дата

Начнём с года. Ведь именно от этой даты принято считать наступление новой, или «нашей» эры. По установившейся системе счисления лет «нулевой» год отсчитывается от времени казни: если в момент распятия Иисусу было 33 года, то и родился он ровно 33 года назад. При императоре Августе. В правление Ирода Великого. С Октавианом Августом никаких сомнений не возникает — он стал императором в 27 году до нашей эры и скончался в 14 году уже нашей эры. Но Ирод умер в 4 году до нашей эры! Следовательно, Иисус никак не мог родиться в нулевом году, то есть в 1 году нашей эры, поскольку Ирод уже четыре года покоился в саркофаге. Иудеей правил его сын Архелай.

Но все Евангелия упорно твердят: Ирод был вполне ещё жив. Именно он начал избиение младенцев, чтобы добраться до того особенного, которому, как он понял из рассказов волхвов, суждено воссесть на престол Иудеи.

По византийской версии церковного предания, было убито 14 тысяч детей, по сирийской версии — аж 64 тысячи! Впрочем, ни один из античных историков, не отрицая исключительной жестокости царя, не упоминает о массовом избиении младенцев. Да и в Евангелиях наряду с «бегством от расправы» упоминается и другая, вполне понятная версия перемещения семьи Иосифа из Назарета в Вифлеем — обычная перепись населения, которая периодически проводилась в римских провинциях. Перепись велась в крупном Вифлееме, куда должны были явиться жители более мелких населённых пунктов. Иосиф с беременной женой вынужденно оказались в этом людском потоке и нашли единственное место для ночлега — хлев. Перепись — и это известно точно — проводилась в 7 году до нашей эры.

Да, Ирод в том году был жив, хотя рассудок у него основательно помутился. Всех, кого мог, он подозревал в заговорах. Даже казнил двух своих сыновей, чтобы не узурпировали трон. Иисус появился на свет, вероятнее всего, именно в 7 году до нашей эры. А вот по каким причинам его семья отправилась из Вифлеема не обратно в Назарет, а в Египет — об этом ничего не известно. Может, просто из страха, что сегодня всех перепишут, а завтра придут и убьют. Ничего хорошего ни от спятившего царя, ни от римлян простой народ не ждал.

Младенец из хлева

Евангелия рисуют красочную картину рождения Иисуса: появление на небосводе огромной яркой звезды и — следом за ней — волхвов с дарами. В положенное время, то есть на восьмой день от рождения, ребёнок подвёргся обрезанию, на 40-й день Его принесли в Иерусалимский храм и совершили обряд жертвоприношения: поскольку семья была бедной, жертва была символической — не то две горлицы, не то два голубиных птенца. Именно здесь Марии было дано пророчество старца Симеона.

На этом, собственно, все сведения о младенце-Иисусе и заканчиваются.

В апокрифических евангелиях материала для размышлений гораздо больше. Особенно в так называемом Арабском (Сирийском) Евангелии. «Иисус Христос уже говорил, когда он лежал в колыбели. Он сказал своей родительнице: «Я Иисус Христос, Божественный Сын, Я — Логос», — гласит текст. в нём вслед за рождением Иисуса идёт одно чудо за другим — и во время пути в Египет, и в Египте, и на обратной дороге в Назарет. Прямо как в сказках Шахере-зады. Женщина, ухаживавшая за Марией и младенцем, сохранила после обрезания кусочек Его крайней плоти и положила в алебастровый сосуд с благовонным маслом, повелев своему сыну беречь этот сосуд как зеницу ока. Через три десятка лет он продал этот сосуд Марии Магдалине, и та омыла ноги Иисуса этим маслом. Волхвам Мария подарила пелену, в которой лежал Иисус, и когда те бросили её во время жертвоприношения в огонь, она осталась целой и не сгорела. В Египте на маленького мальчика, страдающего припадками беснования, возложили ещё одну пелёнку Иисуса — и тот мгновенно исцелился, а все идолы в округе, которым поклонялись египтяне, упали и разбились. Мария и Иосиф бежали в ужасе, куда глаза глядят, и проходила их дорога мимо пристанища разбойников. У тех было много невольников, закованных в цепи. Но стоило появиться семье Иисуса, как зазвучала музыка, будто едет великий царь, цепи ослабели, и пленники обрели свободу. Потом семейство встретило безумную голую женщину, которая тут же пришла в чувство, устыдилась наготы и вернулась к родителям. В другом городе онемевшая невеста поцеловала Иисуса и снова смогла говорить, знатная женщина, каждую ночь терзаемая змеем, избавилась от наваждения, а девица, покрытая проказой, омылась водой, в которой купали Иисуса, и исцелилась. Об Иисусе как панацее от проказы разнеслась благая весть.

Но одно чудо младенца-Иисуса и вовсе невероятно: Его посадили на заколдованного мула, и тот сразу же превратился в молодого красавца вполне человеческого облика.

Из Египта, как гласит Евангелие младенчества, через три года семья вернулась в Назарет.

Особый ребёнок

И Евангелие младенчества, и Евангелие детства от Фомы на вопрос, каким ребёнком был мальчик Иисус, отвечают одинаково — особенным. Он совершенно не понимал границы между добром и злом и не умел соизмерять собственные сверхъестественные силы. Сначала после возвращения домой Мария держала ребёнка дома, не позволяя играть со сверстниками. Но Иосиф настоял, что тому необходимо общение. Иногда это общение было вполне дружеским, но стоило кому-то возразить Иисусу, Тот реагировал быстро и смертоносно. Как-то играл Он с другими детьми на берегу ручья, лепил из грязи птичек и тут же их оживлял.

Подошёл другой мальчик, стал затаптывать лужицы — мол, нельзя в субботу ничего делать. Иисус поглядел на него и заявил: «Как ты иссушил мои лужицы, так и иссохнешь сам». Мальчик иссох и умер. Когда какой-то мальчишка Его сильно толкнул, Он тут же сказал: «Упади сам и не вставай больше». Ребёнок упал и умер. Родители побежали с жалобами к Иосифу, но Иисус мгновенно поразил их слепотой.

Некоторые чудеса были впечатляющими, но безобидными. Однажды Он зашёл в мастерскую красильщика и кинул в чан все ткани, предназначенные для окраски в разные цвета. Красильщик рассердился, что Тот испортил ему работу. Тогда Иисус стал вытаскивать из чана ткани того цвета, который был нужен. В плотницкой мастерской отца Он не придерживался необходимых для изготовления мебели размеров, а Своим словом укорачивал или удлинял детали. Как-то Иосифу заказали сделать трон для местного царька, и трон получился немного уже, чем требовалось. Иисус не растерялся. Он велел отцу взяться за одну сторону,

Сам схватился за другую, и они «растянули» трон до нужной ширины. Во время весеннего сева Иисус бросил в землю всего одно зерно, чем сильно удивил земледельцев и Свою семью. Но в конце лета это зерно дало такой урожай, что Иисус смог накормить безвозмездно всех бедняков.

В детстве Иисус любил играть в иудейского царя. Ему на голову надевали венок из цветов и трав, а Он сидел на «троне» и принимал от детей подношения. Однажды Он превратил детей в барашков и, только увидев ужас на лицах матерей, вернул им человеческое обличье. В другой раз одного из мальчиков во время игры укусила змея, родители перепугались и не знали, что делать. Иисус, приняв вид царя, приказал всем — и детям и взрослым — взять укушенного на носилки и идти к змеиному гнезду, там Он велел змее подползти к ребёнку и выпить из ранки весь яд. Ребёнок исцелился, а змея умерла. С братом Иаковом, которого укусила ехидна (гадюка), Он поступил ещё проще — просто подул на ранку и вылечил. Об Иисусе пошла слава как о маленьком колдуне. Люди Его боялись. Стоило случиться беде, и все сразу указывали на Иисуса. Как-то во время игры на крыше один мальчик упал и разбился насмерть. Стали обвинять Иисуса, потому что Тот злой. Иисус пообещал, что мёртвый мальчик сам скажет, кто виноват. Он оживил мёртвого, и мальчик признался, что упал сам.

В конце концов Иосиф решил, что Иисусу пора учиться. И пришёл к нему учитель Заккей, который должен был обучить ребёнка грамоте. Начал он, как положено, с буквы алеф, первой в еврейском алфавите. Потом хотел перейти ко второй букве — бет, но Иисус потребовал, чтобы сначала учитель объяснил значение буквы алеф. Учитель взял палку, но Иисус стоял на своём — мол, сначала объясни, а потом я назову вторую букву бет. Заккей не мог ничего сказать о значении буквы алеф, это сделал за него сам Иисус — Он объяснил Заккею и значение буквы алеф, и значение других букв, и разницу в их начертании. По Евангелию младенчества, потрясённый Заккей явился к Иосифу и отказался учить Иисуса, поскольку Тот знает больше, чем он сам. Второй учитель, которого нашёл Иосиф, оказался благоразумнее: он сразу разглядел в Иисусе маленького мудреца.

Ни Евангелие от Фомы, ни Евангелие младенчества не были приняты официальной церковью. И понятно почему.

Такой Иисус, творящий зло, а не послушный и ласковый пастушок, пасущий овечек на зелёном идиллическом холме, церкви был совершенно не нужен. Он ощущал себя Богом, вёл себя как Бог. Но ведь Он был ещё мальчиком и ещё не понял Своего предназначения — не так ли? Или возраст для Бога не имеет никакого значения?

В Иерусалимском храме

Проповедь Иисуса в Иерусалимском храме — единственное происшествие из детства Христа, которое попало в Евангелие от Луки.

Когда мальчику было 12 лет, семейство Иосифа отправилось на праздник Пасхи в Иерусалим.

После праздника паломники двинулись в обратный путь и на пол дороги поняли, что Иисуса с ними нет. Родители были в ужасе. Три дня они обшаривали Иерусалим, где в последний раз видели сына. И нашли в том месте, откуда должны были бы начать поиски — в Иерусалимском храме. Иисус сидел, окружённый учёными талмудистами, и вёл с ними беседу. А те дивились Его юным летам и зрелому уму, потому что Он знал все о движении планет и исчислении времени, умел читать и трактовать священные тексты, понимал в лечении болезней и многих других вещах.

Родителей же волновало только одно: как он посмел без их ведома идти в храм и говорить с книжниками?

Вот как об этом рассказывает Фома: «И мать Его сказала Ему: Дитя! Что Ты сделал с нами? Вот отец Твой и я с великою скорбью искали Тебя. Он сказал им: зачем вам было искать Меня? или вы не знали, что Мне надлежит быть в том, что принадлежит Отцу моему? А книжники и фарисеи сказали: Ты — мать этому ребёнку? И она сказала: да. И они сказали ей: благословенна ты между жёнами, ибо Господь благословил плод чрева твоего. Такой славы, такой доблести и такой мудрости мы никогда не видели и никогда о ней не слышали. И Иисус встал и пошёл за своей матерью и был в повиновении у своих родителей».

О премудрости и благодати

Канонические Евангелия о многом умалчивают. Например, ничего не понятно с семьёй Иосифа. Иисус считается единственным сыном Марии, которого она непорочно зачала и непорочно родила. Хотя совсем обойти вопрос братьев и сестёр Иисуса, особенно в начальные века христианства, было очень сложно, ведь первым епископом Иерусалима был Иаков, родной брат Иисуса. А кроме Иакова, у Иисуса было ещё три брата и две сестры. Дети Марии, родившиеся позже Иисуса. Дети, биография которых совершенно не интересовала церковь. Напротив, в церковной традиции они стали либо кузенами и кузинами, либо детьми Иосифа от первого брака.

Почему так вообще могло случиться?

Искать ответ нужно как раз в апокрифических евангелиях. Там чёрным по белому написано, что свою семью Иисус не любил, родителей не считал родными. То есть в этой семье Он ощущал себя как подрастающий кукушонок, дитя в чужом гнезде. Недаром всё детство и отрочество в официальных Евангелиях вместилось в одну строку: «Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать божия была на нём». Ибо, если вдаваться в детали этой премудрости и благодати, ничего человеческого от образа привычного нам Иисуса не останется. А то, что явится вдруг перед глазами, — непостижимо.
Может, именно поэтому 30 лет Его жизни, детство, отрочество, юность и молодость оказались за пределами церковных текстов.

Ибо сказать, что жизнь Иисуса была такой же неприметной, как и у обычных людей, это всё равно что не сказать ничего. А говорить об особенностях воззрений этого человека и метаморфозах личности того, кто воссел одёсную Царя Небесного — совершенно недопустимо. Богов не обсуждают, им поклоняются. И как христиане ни любили рассказывать в житиях о детстве мучеников и святых, для Иисуса они сделали исключение.
Не обмолвились ни словом.

Журнал: Загадки истории №3, января 2021 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Елена Филимонова

Источник: ufospace.net

Назад «
Вперед »

Добавить комментарий

logos